Журнал для директоров клиник
Секреты успеха клиники

«Нет коммерческой медицины – есть доказательная»

Денис Мазуренко
28 августа 2018 г.

Фото: Денис Мазуренко

«Нет коммерческой медицины – есть доказательная»
Денис Мазуренко, руководитель клиники урологии Ильинской больницы, консультант-уролог ГКБ 51, к.м.н., доцент – о трёх китах медицинской практики (и при чём здесь гонщики Ferrari).

Первая часть интервью – здесь.

Почему вы решили открыть свою клинику?

Когда я еще учился в институте, поехал в гости к другу семьи, главному ЛОР врачу Ливана Х. Харма. Я спросил, где он работает, он ответил: «У меня офис». Это слово меня удивило. Я приехал к нему: там был ресепшен, кабинет, перевязочная, зал ожидания. Он даже делал там небольшие операции. Я очень удивился и спросил: «А если нужно сделать серьезную операцию?». Доктор ответил, что есть три клиники, в которых он оперирует. Ассистент составляет графики, и его вызывают на сложные операции. Своих пациентов он тоже кладет в эти клиники. Со временем я пришел к этой же системе.

Вначале я проработал 10 лет в системе московского муниципального здравоохранения в Боткинской больнице. Уходил с позиции заведующего отделением. За всю историю Боткинской больницы, более ста лет я был самым молодым заведующим хирургического сектора. Это была настоящая фабрика здоровья, где я многому научился. Оттуда по приглашению академика Лядова я перешел в ЛРЦ Минздрава РФ, где стал руководителем центра урологии. Помимо госзаказа (квоты, ОМС) в центре вели коммерческую деятельность. Там я впервые столкнулся с мечтой многих клиник привлекать большой поток коммерческих пациентов, чтобы они платили деньги. Там же я увидел, как это делается, как реализуется пациентоориентированность. Там я пришел к идее, что

нет «коммерческой» медицины – есть доказательная медицина с соблюдением рекомендацией и стандартов, а источник финансирования не должен менять тактику лечения.

Для этого мало хорошо лечить, важно, чтобы ни один пациент не сталкивался с хамством, велась четкая маршрутизация между специалистами, точный алгоритм обследования.

Хорошо оперировать мало – важно, чтобы пациенту было комфортно. Эти основы помогли мне понять, как работать в коммерческой медицине, где от тебя требуется быть и хорошим врачом, и комфортным для пациента, привлекательным специалистом. Никому не нужен прекрасный хирург, который сидит букой и мрачно выгоняет из кабинета, потому что устал.

Я продолжил следовать этим основам в Европейском медицинском центре. И сейчас почти вся команда, которая выстраивала эту систему, переходит в Ильинскую больницу, которая скоро откроется. Там будет соединено всё: и прогрессивный менеджмент, и врачебная команда, разделяющая принципы доказательности и клиентоориентированности. Отдельный респект – гендиректору Ильинки Артему Гапееву. Уже закуплено лучшее на данный момент оборудование. Без оснащения невозможно хорошо лечить, каким бы врачом ты ни был.

Даже супергонщику на «Жигулях» не выиграть Формулы 1, как не выиграет ее и простой таксист на Ferrari. Нужно быть супергонщиком в Ferrari. Только такая схема приведет тебя на первое место.

Мини-перкутанная нефролитотрипсия Фото: Денис Мазуренко

Расскажите о своей практике. Из чего она состоит?

Нужен свой кабинет, который позволит принимать и комфортно лечить пациентов, которые обращаются из года в год. У меня есть пациенты с 2000 года – у многих онкология, внутренние дренажи, они требуют регулярного наблюдения. Делать это проще в своём кабинете. Он может менять географию, но всегда будет твоим.

Я совмещаю практику с преподавательской работой доцента ФМБЦ им. Бурназяна ФМБА. База нашей кафедры находится в 51-й городской больнице, я куратор отделения. В больнице мы много оперируем, она хорошо оснащена. Отличное взаимопонимание с заведующим отделения урологии В. А. Енгаем – он рад, что может сосредоточиться на клинических и оргвопросах, оставив науку и образование врачей на меня.

Ещё много езжу, оперирую в других городах. Во многих региональных центрах начали применять эндоскопические техники. Сейчас доктора уже и без меня прекрасно справляются, зовут только на самые сложные случаи. Я горжусь, что они начали делать такие операции. Меня часто спрашивают, зачем я учу оперировать – ведь потом будут оперировать моих больных. На это я могу только улыбнуться. Если человек хочет научиться, как я когда-то – у него получится. Те, кто задает такой вопрос, не поймут радости от того, что ты делишься своими знаниями, делами.

Насколько вам интересно управление?

Я всю жизнь уходил от административной работы, кроме заведования. Врач может иметь только две позиции в жизни: практикующий доктор и заведующий отделением. На позиции заведующего практикующий доктор заканчивается. Нужно непрерывно заниматься экспертной оценкой, участвовать в консилиумах по поводу сложных больных. Забирает время административная нагрузка. Управленцев, которым удается в рамках государственной медицины что-то изыскивать, единицы. Поэтому я всегда уходил от управления. В фильме «В бой идут одни старики» герой Быкова говорит: «Подальше от начальства, поближе к кухне». У меня всегда было – «подальше от начальства, поближе к операционной».

Организация урологической службы – совсем другое. Да, это целая структура, команда, но всё равно занимаешься одним – урологией. Поэтому я с большой радостью занимаюсь созданием любой урологической службы – муниципальной, федеральной, частной. Меня привлекает организация с нуля. Я погружаюсь туда с головой.

Должен ли руководитель клиники оставаться врачом-клиницистом?

Клиника – это три в одном: лечение, исследования, образование. Если ты занимаешься всем сразу, клиника будет сиять. Поэтому заведующий отделением остается клиницистом с расширенными полномочиями. На чисто административные позиции я, наверное, уже никогда не пойду.

Продолжение – в следующей части.

Получите доступ к Medesk

Отправьте заявку, и наш менеджер свяжется с вами. Он ответит на все вопросы и поможет выбрать оптимальный тарифный план.

Подписка на рассылку

Получайте первым информацию о новых публикациях на почту